9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сатья Наделла – новый СЕО Microsoft

Как Сатья Наделла сделал из Microsoft компанию с оценкой в $1 трлн

Издание Bloomberg Businessweek подготовило материал о компании Microsoft, капитализация которой совсем недавно достигла $1 трлн, и человеке, благодаря котором это случилось – ее гендиректоре Сатье Наделле, — пишет AIN.UA.

Поздравительные тексты и твиты начались в последнюю неделю ноября. Microsoft обогнала Apple, чтобы стать самой дорогостоящей компанией в мире. Но ни слова об этом достижении не было произнесено, когда главный исполнительный директор Сатья Наделла собрал своих старших сотрудников на еженедельное собрание в пятницу. «Мне было бы противно, если бы кто-нибудь отпраздновал нашу рыночную капитализацию», — говорит он в интервью Bloomberg Businessweek. Он настаивает на том, что оценка, которая превысила $1 триллион 25 апреля 2019 года и выросла более чем на 230% с февраля 2014 года, «не имеет смысла», ир любая радость по поводу такого произвольного этапа знаменует собой «начало конца».

Деловая риторика — часть его фишки. Наделла, 51-летний инженер с несколькими образованиями, выросший в Хайдарабаде, Индия, известен своим темпераментом библиотекаря. «У нас в Microsoft есть очень плохая привычка не подталкивать себя двигаться дальше, потому что мы просто чувствуем себя очень довольными достигнутым успехом, который у нас был, — говорит он. — Мы учимся не смотреть в прошлое».

Даже если это и не продлится долго, то поворот Наделлы за пять лет, с тех пор как он заменил Стива Балмера на посту генерального директора, был не чем иным, как историческим. Компания повсеместно рассматривалась как спираль устаревания, пропустив почти все значительные вычислительные тенденции 2000-х годов: мобильные телефоны, поисковые системы, социальные сети. В то время как ее основной источник дохода, операционная система Windows, которая является предустановленной на ПК, стагнирует.

Маркетологи Microsoft любят связывать свое возрождение с технологической мощью и своего рода культурной реабилитацией, включающей то, что Наделла называет корпоративной «эмпатией», и переходом его команды от «фиксированного мышления» к «мышлению, направленному на рост».

Согласно интервью с более чем четырьмя десятками нынешних и бывших руководителей, членами совета директоров, клиентами и конкурентами, реальность поворота компании была более чем болезненной. При Наделле компания сократила финансирование Windows и построила огромный бизнес облачных вычислений с доходом около $34 млрд за последний год, опередив Google. Это помогло добиться прогресса в ключевых областях на фоне доминирующего игрока Amazon Web Services.

«Я не знаю ни одной другой софтверной компании в истории технологий, которая так хорошо восстановилась в трудные времена», — говорит Рид Хастингс, генеральный директор Netflix Inc.

А Microsoft Office, за который раньше платили разово, теперь представляет собой облачную услугу с более чем 214 миллионами подписчиков, которые платят около $99 в год: у Office больше подписчиков, чем у Spotify и Amazon Prime вместе взятых. В то же время облачная платформа Microsoft Azure завоевала популярность среди таких клиентов, как ExxonMobil, Starbucks и Walmart. Кремниевая долина также заслуживает доверия благодаря приобретению LinkedIn, профессиональной социальной сети, и GitHub, хранилища программного кода.

Коллеги Наделлы говорят, что возрождение Microsoft столь впечатляет, как и ужасает. Когда спросили, какую именно угрозу представляет обновленная Microsoft для технологической вселенной, генеральный директор конкурирующей софтверной компании, который попросил анонимности, чтобы высказаться более откровенно, начинает напевать тему Имперского марша Дарта Вейдера из “Звездных войн”. Иными словами – Империя нанесла ответный удар.

Это говорит о том, что Microsoft продолжает прививать такие чувства конкурентам даже с мягкими манерами Наделлы у руля. Если Балмер навсегда будет ассоциироваться с его пропитанными потом рубашками и выходками «мальчика-обезьяны» — на сцене при запуске продукта он ревел, размахивал руками и ногами, — то персона Наделлы ассоциируется с его любимыми удобными толстовками. Когда совет директоров назначил его на место Балмера, Microsoft выглядела застигнутой врасплох падением Windows, которая достигла рыночной доли более 90% на своем пике. Windows по-прежнему была чрезвычайно прибыльной: Microsoft взимала лицензионный сбор почти за каждый проданный ПК и ноутбук, но люди все чаще заменяли ПК айфонами и устройствами Android (даже сегодня Windows — это бизнес на $20 миллиардов в год).

В прошлом важность ПК заставляла руководителей жестко конкурировать за контроль над различными сферами деятельности, связанными с Windows, и с каждым многообещающим ответвлением, чтобы втягиваться в водоворот Windows. Новые продукты, такие как Windows Phone, неуклонно назывались «Windows». Даже молодая облачная служба Microsoft называлась Windows Azure.

Наделла, который провел более половины своей жизни в Microsoft, в основном за продуктами, которые отличаются от продуктов Windows, остался вне «Игры престолов», войны за успех Балмера. Его скромный, если не мягкий стиль — вот что нужно Microsoft, бюрократии, искалеченной эгоизмом и борьбой. Коллеги клянутся, что никогда не видели, чтобы он расстраивался, повышал голос или отправлял гневные письма. Шелли Бранстен, корпоративный вице-президент Microsoft, предполагает, что Наделла уникален тем, что у него «нет развязности». Один из руководителей даже утверждает, не вполне правдоподобно, что никогда не слышал, чтобы Наделла говорил «нет».

«Облако, облако, облако!»

План Наделлы состоял в том, чтобы переориентировать Microsoft на Azure, зарождающийся бизнес, над которым он работал с 2011 года, и который превратит компанию из поставщика коробочного программного обеспечения (которое многие пользователи просто пиратствовали) в глобальный вычислительный движок, который будет сдавать в аренду свою вычислительную мощность и онлайн-хранилище для бизнеса. Из примерно 100 кандидатов на пост генерального директора Наделла произвел наибольшее впечатление на Гейтса и совет директоров своими стратегическими и инженерными достижениями.

Microsoft уже отставала как минимум на четыре года от облачного бизнеса Amazon, годовой доход которого составил $4,6 млрд. Наделла понимал, что любой серьезный сдвиг в акценте компании будет означать, что он возьмет крикетную биту и отправится в отдел Windows. По словам одного из бывших руководителей, Наделла, недоволен тем, что ему заламывают руки из-за новой иерархии «Облако vs Windows», он отчитал группу топ-менеджеров в начале своего пребывания на должности. В его Microsoft были бы только «профессионалы», никаких «жалобщиков».

Наделла списал $7,6 млрд с покупки Балмером Nokia, сократив в 2015 году около 7800 рабочих мест. Это является явным признаком того, что он отказывается от амбиций напрямую конкурировать с Google и Apple в сфере мобильных устройств.

Его первым анонсом продукта была версия Office, оптимизированная для мобильной операционной системы iOS. В течение многих лет Microsoft сопротивлялась такому шагу, опасаясь, что ее производительное программное обеспечение, работающее на iPhone и iPad, ускорит падение продаж ПК с ОС Windows.

Один руководитель, который недавно ушел, описывает подход Наделлы как «тонкий». Он никогда прямо не заявлял о том, что возглавляет подразделение или уничтожает лидера, но его намерения всегда были ясны. Его первое электронное письмо сотрудникам содержало более 1000 слов и не упоминало Windows. Позже он переименовал облако, предложив название Microsoft Azure. «Сатья не говорил “дерьмо” — он просто начал опускать «Windows» из предложений», — говорит собеседник издания. Внезапно все, что исходило от Сатьи, превратилось в «Облако, облако, облако!» Он также начал продвигать новые модные слова, когда говорил о старых продуктах: например, используя фразу «искусственный интеллект» при обсуждении Microsoft Office, «Хотя в Office не было ничего касающегося ИИ». Облачный толчок начал набирать обороты, что помогло омолодить имидж Microsoft и улучшить моральный дух сотрудников.

Облако концептуально рассматривается как цифровой обмен битами, но на самом деле речь идет о физической инфраструктуре — центрах обработки данных размером с самолетный ангар и трансокеанских кабелях, использующих петабайты информации. Amazon, Microsoft и другие крупные облачные игроки позволяют другим компаниям передавать на аутсорсинг обширные вычислительные требования к этим дорогостоящим инфраструктурам: это означает, что Netflix может легко транслировать фильмы на ваш телефон или Citibank может обрабатывать миллиарды онлайн-транзакций без необходимости делать крупные строительные проекты.

К 2016 году совет директоров Microsoft начал опасаться, что компания не движется достаточно быстро, чтобы поймать Amazon, который приносил уже $12 млрд дохода от облачных сервисов. Опасение заключалось в том, что бизнес корпоративного программного обеспечения мог рухнуть быстрее, чем новые облачные предложения могли пополнить казну компании. Не только облачные технологии отстали от Amazon, но и продажи. Наделла поручил Джадсону Альтоффу, инженеру, ставшему менеджером по продажам, увеличить продажи. Альтоффу добавил 3000 инженеров в отдел продаж, где они должны были писать образцы кода на встречах с потенциальными клиентами. Размытие граней между инжинирингом и продажами было разработано, чтобы улучшить подачу компании Microsoft.

Microsoft не раскрывает доходы Azure — цифра $34 млрд включает и Office, — но аналитики говорят, что ее конкурентная позиция улучшается. Согласно исследователю Canalys, доля облачного рынка компании выросла с 14% в конце 2017 года до 17% в конце 2018 года, в то время как доля Amazon не изменилась и составила 32% за тот же период. Представитель Amazon отмечает, что компания по-прежнему остается самым популярным облачным провайдером.

Стратегия Наделлы побудила Microsoft использовать возможности, которые оказались соблазнительными для других технических игроков. Например, Amazon и Google занимались разработкой оборудования для автономных транспортных средств, но Microsoft решила не заниматься этим бизнесом, вместо этого сосредоточившись на искусственном интеллекте и аналитических инструментах, необходимых для продажи технологий самостоятельного вождения таким компаниям, как BMW, Nissan и Volkswagen. Например, BMW использует технологию Microsoft для разработки голосового ассистента в автомобиле, который может отвечать «Привет, BMW» вместо «Привет, Алекса» от Amazon. «Мы не продвигаем бренд Microsoft в автомобиле, — говорит Санджай Рави, генеральный директор Microsoft в автомобильной промышленности. – Мы дадим вам мозг и предоставим все элементы для создания [ваших собственных]».

Microsoft снова крута

Компания была особенно успешна в отраслях, далеких от программного обеспечения. Azure выполняет операции по безопасности для Chevron, анализируя сотни терабайт данных из 2700 скважин, а гарнитура Microsoft HoloLens с дополненной реальностью позволяет инженерам в офисах Chevron в Хьюстоне фактически ремонтировать оборудование, расположенное по всему миру. Собранные данные используются для оптимизации эффективности бурения, но конечная цель состоит в том, чтобы предотвратить любые катастрофы в глубоководном горизонте. «[Вице-президент Microsoft] сказал: «Я понял вашу проблему, и я собираюсь создать команду, которая решит вашу проблему». И это именно то, что произошло», — говорит технический директор Chevron Себастьян Гасс.

Microsoft следит за состоянием своей собственной инфраструктуры из Редмонда, в похожем на пещеру центре Azure Cloud, который напоминает военный объект с изобилием настенных экранов, которые держат пульс на хакерских угрозах. Здесь команды мучаются над важнейшими системами, которые поддерживает Azure: больницы, самолеты, выборы. Один сбой теперь может парализовать приложение электронной коммерции ритейлера, скажем, в Черную пятницу.

Несмотря на успехи Microsoft, критики иногда намекают, что в методе Наделлы есть что-то пустое. Портфель компании включает в себя разрозненные продукты и услуги, такие как GitHub, LinkedIn и Xbox, которые имеют мало общего друг с другом. Большая ставка на HoloLens все еще далека от того, чтобы оказаться стоящей финансово, если это вообще когда-либо произойдет. А устаревшие компании все еще временами чувствуют себя продуктами старой Microsoft, которые не работают так хорошо, как они бы могли за пределами Windows.

Читать еще:  Кв контакте вход. Вконтакте Моя Страница

Всеобъемлющая критика сохраняется со времен доткомовского краха: Microsoft должна восстановить свою популярность. Vanity Fair, в одном из бесчисленных разоблачений за последнее десятилетие, задокументировала падение компании, приурочив это к запуску Windows 95, которая была представлена Гейтсом и Баллмером на сцене Rolling Stones «Start Me Up», когда Microsoft «достигла вершины крутости». Недавно, когда компания перешагнула отметку в $1 трлн, другие отряхнули этот рассказ, предполагая, что Редмонд, наконец, восстановил свой прежний талант.

«У Microsoft есть уверенность в обновлении, — говорит Рид из WPP. — Microsoft снова крута».

В этом анализе есть недостаток: Microsoft никогда не была крутой. На протяжении большей части эры Балмера Microsoft преследовала сексуальную, похожую на Apple версию себя и в основном терпела неудачу. На каждый iPod был Zune; на каждый iPad — планшет Surface; на каждое устройство iOS — телефон Windows. Компания пыталась быть всем для всех.

В глубине души Наделла снова заставляет вспомнить Microsoft, какая она во всей своей Гейтсовской славе. С этим приходит и плохое: клиенты говорят, что облачные сервисы по-прежнему являются бессвязными в Microsoft, а нынешние и бывшие сотрудники говорят, что, хотя культура улучшилась, компания все еще борется с той же старой политической борьбой и уродливым поведением сотрудников. Только в прошлом месяце всплыли внутренние электронные письма от десятков женщин, работающих в Microsoft, которые годами сообщали о сексуальных домогательствах и дискриминации со стороны старших корпоративных лидеров (Наделла с тех пор изложил шаги по пересмотру практики Microsoft в области людских ресурсов и как компания расследует вопросы о притеснении сотрудников).

Но подход Наделлы также восстановил классические сильные стороны Microsoft: инженерную мощь, инфраструктуру и, конечно, амбиции Империи. Послушайте, как руководители Microsoft хвастаются своим будущим сегодня. Microsoft пережила дилемму новатора, но до сих пор переживает внутренний кризис. «Если ты продолжишь меняться таким, как ты есть, у тебя нет шансов», — говорит Наделла, наклоняясь вперед на своем диване. «Мы извлекли уроки из наших привычек в прошлом. Вы не можете быть одной компанией, а потом вдруг, потому что вы очень успешны, сделать что-то другое. Это так не работает».

Глава Microsoft Сатья Наделла: мир изменят три технологии и немного эмпатии

Февральским вечером 2014 года Сатье Наделле позвонил Джон Томпсон, член совета директоров Microsoft. Он сообщил, что совет предлагает 46-летнему Наделле стать третьим гендиректором в истории компании — после Билла Гейтса и Стива Балмера. «Когда Джон позвонил мне тем вечером, он сначала спросил, сижу ли я. Я не сидел. На самом деле, я тихо играл с крикетным мячом — моя привычка, когда я разговариваю по громкой связи на работе», — рассказывает Наделла в своей автобиографической книге Hit Refresh, которая вышла 26 сентября.

Наделла принял предложение — и за три с половиной года кардинально изменил корпоративную культуру и стратегию компании. На встрече с журналистами в Лондоне глава Microsoft рассказал, какие три технологии совершают революцию в обществе и экономике и как его личный опыт помог внедрить культуру эмпатии в высококонкурентной технологической компании.

Три технологических кита

Смешанная реальность (mixed reality), искусственный интеллект (AI) и квантовые компьютеры (quantum computing) — три ключевых технологии в текущей стратегии Microsoft. По словам Наделлы, к этим направлениям компания пришла в поисках новых горизонтов — за пределами компьютеров, серверов и «облака». «Эти технологии — двигатели революции в мире, они меняют общество, экономику и личное восприятие», — отмечает он.

Конечно, по словам Наделлы, нужно относиться к технологическим предсказаниям с долей скептицизма. «В долгосрочной перспективе мы, как правило, недооцениваем технологии, а в краткосрочной — переоцениваем», — сказал он, отвечая на вопрос Forbes Russia о перспективах каждой технологии в стратегии Microsoft.

Говоря о смешанной реальности, Наделла вспоминает свой первый опыт с устройством Hololens. Устройство виртуально «перенесло» его на Марс с помощью трансляции с марсохода Curiosity. «Смешанная реальность – это воплощение абсолютного компьютера. Вам не нужно смотреть и искать, где ваш компьютер. Он просто здесь, перед вами, комбинация аналоговых и цифровых объектов. Это меняет понятие присутствия и пространства», — говорит он.

Преимущество искусственного интеллекта – в способности помочь человеку, сделать его сильнее, считает Наделла. «Приложения на базе AI дают возможность слабовидящим людям ориентироваться в мире, а детям с дислексией — учиться читать. С помощью AI вы можете мгновенно переводить свою бизнес-презентацию на 60 языков. А исследование, которое ведет научная лаборатория Microsoft в Кембридже, позволяет радиологам эффективнее лечить опухоли, не задевая здоровые органы», — рассказывает он.

Отвечая на вопрос, оправданы ли опасения относительно AI, Наделла отметил — контроль и ответственность за действия AI-систем лежат на их разработчиках. Компании должны предвидеть действия своих систем, тестировать их и учить «вести себя». А что касается рабочих мест, которые люди могут потерять из-за AI, то на смену им придут новые «профессии будущего», считает Наделла. По его словам, власти Лондона, к примеру, работают с данными LinkedIn, чтобы определить программу digital-навыков для востребованных специалистов будущего.

Наконец, разработка квантовых компьютеров позволит человечеству решать задачи, которые до сих пор были невозможными — например, создание сверхпроводников, новые системы предотвращения киберугроз или эффективные катализаторы для реакций поглощения углекислого газа, говорит Наделла. Несколькими днями ранее он представил на конференции Ignite новый язык программирования для создания квантовых приложений.

Смешанная реальность, искусственный интеллект и квантовые компьютеры могут и должны усиливать друг друга, считает Наделла. «В какой-то степени вы уже можете наблюдать это. Например, Hololens — это устройство смешанной реальности. Смешивать реальное и виртуальное ему помогает реконструкция объектов в реальности и привязка их к цифровому контенту. Это происходит в голографическом процессоре (HPU), который обеспечивает компьютерное зрение за счет AI. Потребность в квантовом компьютере — это потребность в более мощных вычислениях, необходимых для AI. Поэтому квантовые компьютеры помогут AI стать «умнее», а смешанной реальности обеспечат более глубокое погружение», — сказал Forbes Russia глава Microsoft.

Помимо трех технологических «китов», Microsoft рассматривает блокчейн как важное стратегическое направление. По словам Наделлы, компания хочет предоставлять блокчейн как сервис, и за счет него помогать партнерам снижать транзакционные издержки.

Культура сопереживания

Что стало первопричиной выбора стратегических направлений – потребности Microsoft или конкурентная среда? Сатья Наделла считает, что компания должна сначала определиться со своей целью и культурой, и лишь потом конкурировать.

«Главное в нашем бизнесе — стимулировать инновации. А что такое инновации? Это новые, еще не выраженные концепции. Нельзя просто слушать клиентов и давать им то, что они хотят. На самом деле, они хотят, чтобы вы выходили за пределы их желаний. Это требует эмпатии, сопереживания. Жизненный опыт и способность трансформировать его в бизнес-стратегии – это путь, который я выбираю для себя и для компании, чтобы видеть то, что лучше для общества», — говорит он.

Говоря о том, что привело его к пониманию важности эмпатии, Наделла вспоминает истории из прошлого. Его отец-экономист всегда поощрял интеллектуальные амбиции сына, тогда как мать — ученый-санкритолог — учила его жить настоящим, глубже воспринимать мир и быть счастливым. «Однажды мой отец повесил портрет Карла Маркса в моей комнате — в ответ, моя мать повесила рядом изображение богини Лакшми. Их противоположные мнения были ясны. Что сделал я? Повесил рядом постер с моим героем крикета, М. Л. Джайсимха. Чему меня это научило? Тому, что нужно понимать различия и принимать их», — рассказывает Наделла.

К слову, вопрос об эмпатии чуть было не стоил Наделле работы в Microsoft. Устраиваясь в компанию в 1992 году, в ходе интервью ему был задан вопрос: «Представьте, что вы видите лежащего на улице ребенка, и он плачет. Что вы будете делать?» Первой реакцией будущего CEO Microsoft было — вызвать службу спасения. Интервьюер поблагодарил его за ответ и, уже провожая Наделлу с собеседования, сказал: «Друг, тебе нужно учиться сопереживанию. Если ребенок лежит на улице и плачет, подними и обними его».

Четырьмя годами позже Наделле пришлось переосмыслить эмпатию через по-настоящему травмирующий опыт. Его первый сын Зейн родился раньше срока, с врожденным церебральным параличом.

«Я не был готов к этому. Мы гораздо больше думали о том, как обустроить детскую, как обеспечить моей жене Ану возвращение на работу. Однако она помогла мне понять, что несчастье произошло не со мной, а с моим сыном, и мы как родители должны смотреть на это его глазами. Это было эмоциональное открытие. Через свой опыт я стал глубже понимать потребности людей с разными возможностями, осознал, что обстоятельства всегда могут измениться и что надо понимать и принимать их», — рассказывает Наделла.

Заняв пост главы Microsoft, Наделла поставил эмпатию во главу новой корпоративной культуры. Самым сложным при этом для него было сделать так, чтобы это не воспринималось как догма или корпоративная пропаганда. И здесь, по его словам, ключевым стал другой аспект его стиля лидерства – установка на рост (growth mindset) как противоположность установке на сохранение (fixed mindset).

«Когда компания начинает расти, ваша идея становится хитом. Но в какой-то момент она исчерпает себя. Все, что останется – это культура организации, установка на рост и развитие. Невозможно знать все, но возможно постоянно учиться всему. Это помогло нам перейти от одной миссии Microsoft — «компьютер на каждый стол и в каждый дом» — к новому видению решений, которые позволяют людям делать больше. Уязвимость и постоянное сомнение делают вас лучше и как человека и как компанию», — говорит Наделла.

Сработал ли такой подход — давать абсолютную оценку для такой компании, как Microsoft, в условиях постоянно меняющейся конкуренции, пока рано. Однако если верить цифрам, Сатье Наделле удалось не только вывести Microsoft из стагнации, но и привести к росту. С февраля 2014 года, когда Наделла стал новым гендиректором, акции компании поднялись более на вдвое. Чистая прибыль за последний финансовый год, который завершился 30 июня 2017 года, выросла на 26%.

Зарисовки о Сатье Наделле, новом CEO корпорации Microsoft

Назначение Сатьи Наделлы на должность руководителя Microsoft – не только важное событие в IT, но и свидетельство тектонических изменений в индустрии. Фактически, это означает конец мира IT, каким его знали Билл Гейтс, Стив Джобс и ушедший в отставку Стив Балмер. Сатья Наделла – это совершенно новый тип CEO, какого еще не знали американские корпорации такого уровня.

Читать еще:  Как скинуть информацию с айфона на флешку. Как передать файлы с компьютера на iPhone? Как использовать iPhone или iPad в качестве флешки

Назначение Сатьи Наделлы на должность руководителя Microsoft – не только важное событие в IT, но и свидетельство тектонических изменений в индустрии. Фактически, это означает конец мира IT, каким его знали Билл Гейтс, Стив Джобс и ушедший в отставку Стив Балмер. Сатья Наделла – это совершенно новый тип CEO, какого еще не знали американские корпорации такого уровня.

Работа CEO крупной корпорации – это не только и не столько мелькание перед камерами и задушевные беседы с прессой. Это – разговоры о деньгах с состоятельными людьми. Которые еще должны захотеть с тобой поговорить.

История Билла Гейтса, на пустом месте создавшего гигантскую корпорацию, вполне соответствует легенде о традиционной американской мечте. Однако немалую роль в его успехе сыграл папа, состоятельный адвокат, и мама, заседавшая в совете директоров небедной финансовой организации. Кстати, дедушка Гейтса по маме тоже был банкиром, и к совершеннолетию Билл получил приятный подарок в виде трастового фонда в размере 1 миллиона долларов. Никто не отрицает, что именно талант основателя Microsoft позволил превратить миллион в миллиарды. Но происхождение и связи несколько облегчили этот процесс. Совсем чуть-чуть.

Стив Балмер выходец из не столь состоятельной семьи. Его отец выходец из Швейцарии, работавший менеджером на заводе Форда в Детройте. Мать – еврейка иранского происхождения (по дедушке корни Стива простираются аж до белорусского Пинска). Балмер при этом стал настоящим американцем с аутентичными увлечениями (вплоть до того, что в колледже он успел стать менеджером футбольной команды, не путать со скучным европейским соккером). Не стоит забывать и о том, что падение режима иранского шаха в 1979 году заставило переехать в США немало очень состоятельных людей с еврейскими корнями. Их дети и сейчас являются одними из самых активных участников стартап-движения в Кремниевой долине. В начале восьмидесятых деньги вкладывали сами отцы. И наивно полагать, что корни Балмера не способствовали успеху в переговорах с ними. А для Европы всегда можно было вспомнить папу из Швейцарии.

Сатья Наделла с точки зрения экономики старых денег – вообще никто. Его не существует. Он родился в Индии и там же закончил университет. Потом перебрался в США, где получил второе высшее образование в приличном, но не слишком престижном Университете Висконсина-Милуоки (по разным оценкам, он занимает от 76-го до 216-го места среди университетов США). После короткого периода работы в Sun Сатья устраивается в Microsoft и трудится там непрерывно в течение 22 лет. С учетом того, как изменился рынок IT за этот период, подобное постоянство заставляет насторожиться. С одной стороны, верность одной компании вызывает уважение. С другой, мегаспециалиста среднего звена, не отягощенного солидными пакетами акций, наверняка бы купили на сторону. Благо во время бума доткомов в конце 90-х, да и в начале двухтысячных, денег никто не считал.

Официальный пресс-релиз очень туманно описывает то, чем же занимался Сатья Наделла в Microsoft. В своем обращении к сотрудникам Microsoft он также не останавливается на конкретных проектах из прошлого. Не менее туманны речи Билла Гейтса и Стива Балмера. Из них следует, что Сатья Наделла сильный лидер, человек с чутьем на возможности и просто хороший парень. Однако конкретики в их речах вы не найдете. В постановочном интервью Сатья первым делом сообщает, что ему 46 лет, он работает в Microsoft 22 года и у него трое детей. Сама же беседа пронизана неукротимым позитивом и вызывает острое желание сыграть в булшит-бинго. Серьезно, обилие общих мест и шаблонных фраз просто пугает. «Мы, общими усилиями, с нашими возможностями, с вашим потенциалом, вместе рванем в светлое будущее. ».

В пресс-релизе говорится, что Сатья способствовал созданию сетевой инфраструктуры и облачных сервисов Microsoft. Bing, Xbox, Office – все это обрело «облачность» его стараниями. Правда, нигде напрямую не написано, что Наделла был руководителем процесса переезда на облако. То ли действительно руководил, то ли с серьезным видом стоял рядом…

Признаюсь, у меня в данный момент нет полного набора информации, позволяющего точно ответить на вопрос – кто же такой мистер Сатья Наделла? Имеющиеся данные создают впечатление, словно перед нами компромиссная фигура, на которой все сошлись за отсутствием явных недостатков. И жаркая перепалка в ходе обсуждения не позволила особо раздумывать о наличии достоинств. И о том, как индийский гость будет разговаривать с людьми со «старыми» деньгами.

С другой стороны, яркие лидерские качества далеко не всегда оказываются подлинными. История знает немало примеров, когда великий оратор оказывался никчемным руководителем, а скучная серая мышка оставляла совсем не мышиный след в истории.

Microsoft – великая компания, и, что бы там ни говорили, запаса прочности ее хватит надолго. И если вдруг Сатья Наделла окажется не самым успешным руководителем по сравнению с молодыми Биллом и Стивом, совет директоров соберется еще разок.

Но, возможно, мы просто чего-то не знаем. И через несколько лет фамилия Наделла станет такой же нарицательной, как Гейтс или даже Джобс.

В конце концов, у Сатьи, как и в свое время у Джобса, за спиной есть уважаемые люди, способные сгладить слишком простое происхождение.

P.S. Как нам удалось выяснить, внутри самой Microsoft выбор совета директоров вызвал бурное ликование у разработчиков. То есть именно у тех людей, которые создают новые продукты. Для них Сатья – свой. Они считают его очень вдумчивым человеком, который умеет смотреть за горизонт. По мнению нашего источника в Редмонде, одним из первых кадровых решений нового CEO может стать увольнение Кевина Тернера, нынешнего COO, пришедшего в Microsoft из сети Wal-Mart. Именно с ним разработчики склонны связывать некоторые неудачи Microsoft в последние годы.

ОБНОВЛЕНИЕ: Сотрудник Microsoft из Редмонда, несколько лет работавший рядом с новым главой Microsoft, на условиях анонимности рассказал нам следующее:

“Сатья работал практически во всех основных дивизионах компании: он возглавлял MBS (Деловые решения Майкрософт) с 2006 года, дивизион Servers and Tools (серверное ПО и инструментарий) с 2011 года. Между этим он успел поучаствовать в Bing’е (2007-2011). Его (или по крайней мере “о нем”) знают практически все внутри компании, и, особенно, технические специалисты. Он не такой харизматический лидер как Стив Балмер. Т.е. он не будет скакать козлом по сцене как его предшественник и орать в микрофон.

Его “публичность” была выражена в технических выступлениях, докладах и встречах. Поищите в Google (кроме сегодняшнего объявления, конечно) его по имени и станет понятно, где и как он появлялся на публике.

У него абсолютно точно есть стратегия развития компании, но хватит ли ему авторитета в бизнес-группах МС, чтобы ее воплотить?

Из первого списка кандидатов сначала выпал “фордовский” Alan Mulally, после чего осталось два реальных кандидата на этот пост: Стивен Элоп из Nokia и Сатья.

Многие ставили на Стивена также из-за факта, что индус в роли лидера МС может не очень хорошо смотреться. Но МС удалось проигнорировать расовые различия. Но теперь перед Сатья стоит непростая задача вводить Nokia в состав Microsoft под руководством несостоявшегося CEO”

Глава Microsoft Сатья Наделла: мир изменят три технологии и немного эмпатии

Февральским вечером 2014 года Сатье Наделле позвонил Джон Томпсон, член совета директоров Microsoft. Он сообщил, что совет предлагает 46-летнему Наделле стать третьим гендиректором в истории компании — после Билла Гейтса и Стива Балмера. «Когда Джон позвонил мне тем вечером, он сначала спросил, сижу ли я. Я не сидел. На самом деле, я тихо играл с крикетным мячом — моя привычка, когда я разговариваю по громкой связи на работе», — рассказывает Наделла в своей автобиографической книге Hit Refresh, которая вышла 26 сентября.

Наделла принял предложение — и за три с половиной года кардинально изменил корпоративную культуру и стратегию компании. На встрече с журналистами в Лондоне глава Microsoft рассказал, какие три технологии совершают революцию в обществе и экономике и как его личный опыт помог внедрить культуру эмпатии в высококонкурентной технологической компании.

Три технологических кита

Смешанная реальность (mixed reality), искусственный интеллект (AI) и квантовые компьютеры (quantum computing) — три ключевых технологии в текущей стратегии Microsoft. По словам Наделлы, к этим направлениям компания пришла в поисках новых горизонтов — за пределами компьютеров, серверов и «облака». «Эти технологии — двигатели революции в мире, они меняют общество, экономику и личное восприятие», — отмечает он.

Конечно, по словам Наделлы, нужно относиться к технологическим предсказаниям с долей скептицизма. «В долгосрочной перспективе мы, как правило, недооцениваем технологии, а в краткосрочной — переоцениваем», — сказал он, отвечая на вопрос Forbes Russia о перспективах каждой технологии в стратегии Microsoft.

Говоря о смешанной реальности, Наделла вспоминает свой первый опыт с устройством Hololens. Устройство виртуально «перенесло» его на Марс с помощью трансляции с марсохода Curiosity. «Смешанная реальность – это воплощение абсолютного компьютера. Вам не нужно смотреть и искать, где ваш компьютер. Он просто здесь, перед вами, комбинация аналоговых и цифровых объектов. Это меняет понятие присутствия и пространства», — говорит он.

Преимущество искусственного интеллекта – в способности помочь человеку, сделать его сильнее, считает Наделла. «Приложения на базе AI дают возможность слабовидящим людям ориентироваться в мире, а детям с дислексией — учиться читать. С помощью AI вы можете мгновенно переводить свою бизнес-презентацию на 60 языков. А исследование, которое ведет научная лаборатория Microsoft в Кембридже, позволяет радиологам эффективнее лечить опухоли, не задевая здоровые органы», — рассказывает он.

Отвечая на вопрос, оправданы ли опасения относительно AI, Наделла отметил — контроль и ответственность за действия AI-систем лежат на их разработчиках. Компании должны предвидеть действия своих систем, тестировать их и учить «вести себя». А что касается рабочих мест, которые люди могут потерять из-за AI, то на смену им придут новые «профессии будущего», считает Наделла. По его словам, власти Лондона, к примеру, работают с данными LinkedIn, чтобы определить программу digital-навыков для востребованных специалистов будущего.

Наконец, разработка квантовых компьютеров позволит человечеству решать задачи, которые до сих пор были невозможными — например, создание сверхпроводников, новые системы предотвращения киберугроз или эффективные катализаторы для реакций поглощения углекислого газа, говорит Наделла. Несколькими днями ранее он представил на конференции Ignite новый язык программирования для создания квантовых приложений.

Смешанная реальность, искусственный интеллект и квантовые компьютеры могут и должны усиливать друг друга, считает Наделла. «В какой-то степени вы уже можете наблюдать это. Например, Hololens — это устройство смешанной реальности. Смешивать реальное и виртуальное ему помогает реконструкция объектов в реальности и привязка их к цифровому контенту. Это происходит в голографическом процессоре (HPU), который обеспечивает компьютерное зрение за счет AI. Потребность в квантовом компьютере — это потребность в более мощных вычислениях, необходимых для AI. Поэтому квантовые компьютеры помогут AI стать «умнее», а смешанной реальности обеспечат более глубокое погружение», — сказал Forbes Russia глава Microsoft.

Читать еще:  Windows XP поверх Windows 10: быстро и просто

Помимо трех технологических «китов», Microsoft рассматривает блокчейн как важное стратегическое направление. По словам Наделлы, компания хочет предоставлять блокчейн как сервис, и за счет него помогать партнерам снижать транзакционные издержки.

Культура сопереживания

Что стало первопричиной выбора стратегических направлений – потребности Microsoft или конкурентная среда? Сатья Наделла считает, что компания должна сначала определиться со своей целью и культурой, и лишь потом конкурировать.

«Главное в нашем бизнесе — стимулировать инновации. А что такое инновации? Это новые, еще не выраженные концепции. Нельзя просто слушать клиентов и давать им то, что они хотят. На самом деле, они хотят, чтобы вы выходили за пределы их желаний. Это требует эмпатии, сопереживания. Жизненный опыт и способность трансформировать его в бизнес-стратегии – это путь, который я выбираю для себя и для компании, чтобы видеть то, что лучше для общества», — говорит он.

Говоря о том, что привело его к пониманию важности эмпатии, Наделла вспоминает истории из прошлого. Его отец-экономист всегда поощрял интеллектуальные амбиции сына, тогда как мать — ученый-санкритолог — учила его жить настоящим, глубже воспринимать мир и быть счастливым. «Однажды мой отец повесил портрет Карла Маркса в моей комнате — в ответ, моя мать повесила рядом изображение богини Лакшми. Их противоположные мнения были ясны. Что сделал я? Повесил рядом постер с моим героем крикета, М. Л. Джайсимха. Чему меня это научило? Тому, что нужно понимать различия и принимать их», — рассказывает Наделла.

К слову, вопрос об эмпатии чуть было не стоил Наделле работы в Microsoft. Устраиваясь в компанию в 1992 году, в ходе интервью ему был задан вопрос: «Представьте, что вы видите лежащего на улице ребенка, и он плачет. Что вы будете делать?» Первой реакцией будущего CEO Microsoft было — вызвать службу спасения. Интервьюер поблагодарил его за ответ и, уже провожая Наделлу с собеседования, сказал: «Друг, тебе нужно учиться сопереживанию. Если ребенок лежит на улице и плачет, подними и обними его».

Четырьмя годами позже Наделле пришлось переосмыслить эмпатию через по-настоящему травмирующий опыт. Его первый сын Зейн родился раньше срока, с врожденным церебральным параличом.

«Я не был готов к этому. Мы гораздо больше думали о том, как обустроить детскую, как обеспечить моей жене Ану возвращение на работу. Однако она помогла мне понять, что несчастье произошло не со мной, а с моим сыном, и мы как родители должны смотреть на это его глазами. Это было эмоциональное открытие. Через свой опыт я стал глубже понимать потребности людей с разными возможностями, осознал, что обстоятельства всегда могут измениться и что надо понимать и принимать их», — рассказывает Наделла.

Заняв пост главы Microsoft, Наделла поставил эмпатию во главу новой корпоративной культуры. Самым сложным при этом для него было сделать так, чтобы это не воспринималось как догма или корпоративная пропаганда. И здесь, по его словам, ключевым стал другой аспект его стиля лидерства – установка на рост (growth mindset) как противоположность установке на сохранение (fixed mindset).

«Когда компания начинает расти, ваша идея становится хитом. Но в какой-то момент она исчерпает себя. Все, что останется – это культура организации, установка на рост и развитие. Невозможно знать все, но возможно постоянно учиться всему. Это помогло нам перейти от одной миссии Microsoft — «компьютер на каждый стол и в каждый дом» — к новому видению решений, которые позволяют людям делать больше. Уязвимость и постоянное сомнение делают вас лучше и как человека и как компанию», — говорит Наделла.

Сработал ли такой подход — давать абсолютную оценку для такой компании, как Microsoft, в условиях постоянно меняющейся конкуренции, пока рано. Однако если верить цифрам, Сатье Наделле удалось не только вывести Microsoft из стагнации, но и привести к росту. С февраля 2014 года, когда Наделла стал новым гендиректором, акции компании поднялись более на вдвое. Чистая прибыль за последний финансовый год, который завершился 30 июня 2017 года, выросла на 26%.

Сатья Наделла – новый CEO Microsoft. Билл Гейтс стал технологическим советником

Apple и Microsoft пусть и разными путями, но идут к одной цели – техническому прогрессу на благо простых пользователей. В Купертино при этом все достаточно спокойно и, можно сказать, стабильно. Зато в Редмонде грядут большие перемены. Еще несколько месяцев назад стало известно, что Стив Баллмер покинет пост CEO Microsoft. Сегодня был назван его преемник, а также появилась информация о новой роли основателя компании Билла Гейтса.

Новым генеральным директором Microsoft назначен Сатья Наделла. Это американец индийского происхождения, ему 46 лет и в корпорации он трудится с 1992 года. Предыдущей должностью Наделла было руководство подразделением, ответственным за облачные технологии и корпоративные сервисы Microsoft. Также стоит отметить, что это всего лишь третий CEO за всю историю корпорации.

Кроме того, свой пост оставил и основатель Microsoft Билл Гейтс. Ранее он возглавлял совет директоров, а теперь решил поучаствовать в разработке будущих продуктов, заняв пост технологического советника. Ожидается, что Гейтс поможет новому генеральному директору освоиться в должности. Основатель Microsoft будет уделять компании три дня в неделю.

Один из главных исторических конкурентов Apple сегодня вступил в новую эпоху. Следующие годы покажут, как изменится курс развития Microsoft под управлением Сатья Наделла. Все-таки более серьезная конкуренция в любом случае оказывается выгодной конечным пользователям. Интереса всей ситуации также придает возвращение Билла Гейтса. Быть может он сможет вернуть Microsoft на верный путь. [re/code]

(Нет голосов)

Сатья Наделла стал новым CEO компании Microsoft

Пост CEO редмондской компании Microsoft занял Сатья Наделла. Это не стало неожиданностью, еще на прошлой неделе его кандидатуру называли самой вероятной, на данный момент Microsoft огласила это официально. Билл Гейтс ушел с поста председателя совета директоров, теперь он будет занимать пост технического советника нового гендиректора, а его место займет Джон Томпсон.

Сатья Наделла родился в Индии, имеет высшее техническое образование и работает в Microsoft с 1992 года, до этого некоторое время провел в Sun Microsystems. В Microsoft занимался серверным, облачным, деловым и поисковым направлениями, до сегодняшнего дня занимал пост исполнительного вице-президента группы облачных и деловых технологий и занимался такими проектами как Bing, SkyDrive, Xbox Live, и Skype . Ниже – первое интервью новоиспеченного CEO Microsoft:

REDMOND, Wash. — Feb. 4, 2014 — Microsoft Corp. today announced that its Board of Directors has appointed Satya Nadella as Chief Executive Officer and member of the Board of Directors effective immediately. Nadella previously held the position of Executive Vice President of Microsoft’s Cloud and Enterprise group.

“During this time of transformation, there is no better person to lead Microsoft than Satya Nadella,” said Bill Gates, Microsoft’s Founder and Member of the Board of Directors. “Satya is a proven leader with hard-core engineering skills, business vision and the ability to bring people together. His vision for how technology will be used and experienced around the world is exactly what Microsoft needs as the company enters its next chapter of expanded product innovation and growth.”

Since joining the company in 1992, Nadella has spearheaded major strategy and technical shifts across the company’s portfolio of products and services, most notably the company’s move to the cloud and the development of one of the largest cloud infrastructures in the world supporting Bing, Xbox, Office and other services. During his tenure overseeing Microsoft’s Server and Tools Business, the division outperformed the market and took share from competitors.

“Microsoft is one of those rare companies to have truly revolutionized the world through technology, and I couldn’t be more honored to have been chosen to lead the company,” Nadella said. “The opportunity ahead for Microsoft is vast, but to seize it, we must focus clearly, move faster and continue to transform. A big part of my job is to accelerate our ability to bring innovative products to our customers more quickly.”

“Having worked with him for more than 20 years, I know that Satya is the right leader at the right time for Microsoft,” said Steve Ballmer, who announced on Aug. 23, 2013 that he would retire once a successor was named. “I’ve had the distinct privilege of working with the most talented employees and senior leadership team in the industry, and I know their passion and hunger for greatness will only grow stronger under Satya’s leadership.”

Microsoft also announced that Bill Gates, previously Chairman of the Board of Directors, will assume a new role on the Board as Founder and Technology Advisor, and will devote more time to the company, supporting Nadella in shaping technology and product direction. John Thompson, lead independent director for the Board of Directors, will assume the role of Chairman of the Board of Directors and remain an independent director on the Board.

“Satya is clearly the best person to lead Microsoft, and he has the unanimous support of our Board,” Thompson said. “The Board took the thoughtful approach that our shareholders, customers, partners and employees expected and deserved.”

With the addition of Nadella, Microsoft’s Board of Directors consists of Ballmer; Dina Dublon, former Chief Financial Officer of JPMorgan Chase; Gates; Maria M. Klawe, President of Harvey Mudd College; Stephen J. Luczo, Chairman and Chief Executive Officer of Seagate Technology PLC; David F. Marquardt, General Partner at August Capital; Nadella; Charles H. Noski, former Vice Chairman of Bank of America Corp.; Dr. Helmut Panke, former Chairman of the Board of Management at BMW Bayerische Motoren Werke AG; and Thompson, Chief Executive Officer of Virtual Instruments. Seven of the 10 board members are independent of Microsoft, which is consistent with the requirement in the company’s governance guidelines that a substantial majority be independent.

Founded in 1975, Microsoft (Nasdaq “MSFT”) is the worldwide leader in software, services and solutions that help people and businesses realize their full potential.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов: